За гранью логики

Когда-то давно-давно, еще будучи школьницей, я читала разные умные книжки. Кое-что конспектировала «для себя», но, к сожалению, не выписывала ни авторов, ни названий. И вот недавно нашла тетрадку с теми конспектами, полистала… Много-много мыслей, которыми хотела бы поделиться.

Русский язык прекрасен, многообразен и удивительно логичен. Многие говорят о логике языка. С этим сложно спорить, даже как-то неловко утверждать иное – все в языке четко, стройно и логично.

Я очень люблю книгу К.И. Чуковского «От двух до пяти». Там собраны высказывания детей, только начинающих активно говорить. Да и в жизни нельзя не обратить внимание на то, на сколько детские «ляпы» логичны. С возрастом мы привыкаем к языку и уже, говоря что-то, не вдумываемся в логику. А зря! Ведь это так интересно!

Вернусь к Корнею Ивановичу:

« — Мама, что такое война?

— Это когда люди убивают друг друга.

— Не друг друга, а враг врага».

Конечно, воюют всегда враги. И ребенок понимает это, но мы так привыкли к этому выражению, что даже не замечаем очевидной бессмыслицы.

Страшно красивая, ужасно хорошо, да нет, наверное – эти выражения удивляют и пугают иностранцев, а мы, вдумавшись, можем посмеяться над очевидной нелогичностью. И все-таки мы встречаем их у признанных знатоков русского языка, у мастеров слова.

Да, русский язык богат неточностями и каламбурами. Все мы из школьного курса природоведения знаем, что земля вертится вокруг солнца, и все-таки говорим солнце всходит, солнце заходит, солнце садится (куда садится?). Вопреки всем законам физики, мы говорим, что шуба греет, хотя шуба лишь сохраняет тепло вашего тела.  Или вот еще: «У меня температура», — как будто у нормального человека нет никакой температуры. Удивительно неточно говорим. И самое удивительное, что при этом точно понимаем друг друга!

Сейчас растет мой сын, а я наблюдаю, как он осваивает язык. У филологов есть теория о том, что маленький человек, овладевая родным языком проходит через все стадии его развития. На счет всех – не скажу, я не историк языка, но некоторые определенно наблюдала: вот падение редуцированных, вот появилось полногласие, вот появились уменьшительно-ласкательные суффиксы. И вот ему уже почти 4 года, и говорит он уже почти как взрослый (да, пока не  все звуки выговаривает) – полноценными предложениями. И монологи выстроить уже может! А вот метафор  и иронии пока не понимает. Определенно, понимание метафор – это довольно высокая степень владения языком.

Кофе — он или оно?

кофе

Не так давно вся Россия  говорила о реформах русского языка. И ходил слух, возмущающий всех «порядочных граждан», о том, что «кофе» отныне будет среднего рода.  Давайте рассмотрим это слово внимательнее.

Кофе – слово заимствованное, и оканчивается на букве «е». Очень многие такие слова  в нашем языке приобретают средний род, и эта тенденция очень сильна, поскольку является результатом естественных процессов происходящих в языке. Например, «метро» раньше тоже было мужского рода (от «метрополитен»), существовала даже газета «Советский метро».  Иностранцы не понимают, почему в русском языке «кафе» среднего рода, а «кофе» — мужского. А что говорит об этом грамматика?  В русской речи и сейчас можно услышать устаревшие формы «кофий» и «кофей». Это своеобразный памятник языка. Наличием этих форм поддерживается мужской род слова «кофе». И пока они употребляются, можно смело говорить, что «кофе» – мужского рода. Таковы законы языка.