Вклад в филологию: М.В Ломоносов. Риторика

После реформы стихосложения М.В. Ломоносов перешел к работе над утверждением литературного языка и нормированной речи. Наверное, стоит сразу разграничить понятия литературного языка и языка художественной литературы. Итак, литературный язык – это образцовая форма существования языка, закрепленная нормами и правилами, зафиксированная в словарях. Сюда не входят диалекты, жаргон, просторечия. А язык художественной литературы – это язык, который  может включать в себя как литературный язык, так и просторечия, диалектизмы, ругательства – словом, все, что необходимо писателю для художественного произведения.

 

Сначала М.В. Ломоносов принялся за утверждение новых основ русской нормированной речи. Будучи выдающимся ритором, он написал несколько книг по красноречию («Краткое руководство к риторике на пользу любителей сладкоречия сочиненное», 1743; «Краткое руководство к красноречию», 1748). К слову, талант Михаила Васильевича в риторике признавали даже его недруги. Противник Ломоносова И.Д. Шумахер, возглавлявший Библиотеку и Кунсткамеру в Российской академии наук и всячески способствовавший, «чтобы не вошли в знатность ученые, а особливо природные россияне», писал: «Очень бы я желал, чтобы кто-нибудь другой, а не господин Ломоносов произнес речь в будущее торжественное заседание, но не знаю такого между нашими академиками. Оратор должен быть смел… Разве у нас есть кто-либо другой в Академии, который бы превзошел его в этом качестве?»

 

«Краткое руководство к риторике на пользу любителей сладкоречия сочиненное», 1743 – первая попытка создать учебник риторики. Русский литературный язык начала 1740х годов был очень пестрым и противоречивым, не имел границ между стилями и жанрами. Церковно-книжный, разговорный, «приказный» стили – все перемежалось друг с другом. И в этом стилевом «салате» также мешались заимствованные иностранные слова и народные просторечия. Очень смело и вовремя со стороны М.В. Ломоносова было написать теоретический труд, содержащий некоторые основные начала литературной речи и свод правил для создания произведений высоких жанров (на государственные, общественные и религиозно-философские темы). Написан первый вариант Риторики был в соответствии с утверждаемой нормой, ясным и образным русским языком и за это раскритикован Академией наук: дело было в том, что риторические курсы писались духовенством для того же духовенства на церковнославянском языке или латыни. Получается, что М.В. Ломоносов, не являясь лицом духовным и написав Риторику на русском языке (а мы помним, что церковнославянский – это не русский язык, а древнеболгарский в основе), отрицал присвоенную духовенством прерогативу. Помимо этого выходит, что научиться риторике мог теперь любой человек. Первый вариант Риторики навел М.В. Ломоносова на мысль о пересмотре церковнославянских элементов  литературного языка и об очищении его от «старых и неупотребительных речений, которых народ не разумеет».

Второй вариант Риторики – «Краткое руководство к красноречию», 1748, является доработанной версией первой Риторики. М.В. Ломоносов при написании опирается на опыт античных теоретиков красноречия и труды его современников. Делится Риторика на 3 части: 1) изобретение; 2) украшение; 3) расположение.  Рассмотрим основные положения.

«Красноречие есть искусство о всякой данной материи красно говорить и тем преклонять других к своему об оной мнению…

К приобретению оного требуются пять следующих средствий: первое — природные дарования, второе — наука, третие — подражания авторам, четвертое — упражнение в сочинении, пятое — знание других наук».

«Риторика есть учение о красноречии вообще… В сей науке предлагаются правила трех родов. Первые показывают, как изобретать оное, что о предложенной материи говорить должно; другие учат, как изобретенное украшать; третьи наставляют, как оное располагать надлежит, и посему разделяется риторика на три части — на изобретение, украшение и расположение».

Большинство идей сохраняются из первой Риторики. Выступление должно быть построено логично и излагаться хорошим литературным языком, чтобы слушатели следили за мыслью без натуги и с увлечением. С этой же целью материал должен быть тщательно отобран и правильно расположен, а примеры должны подтверждать мысль ритора.  Согласитесь, с этим и сейчас сложно поспорить. Ведь всегда приятно слушать человека, который владеет литературным языком и при этом его речь логична.

При публичном выступлении «наблюдать надлежит: 1) чтобы в подробном описании частей, свойств и обстоятельств употреблять слова избранные и убегать (избегать) весьма подлых, ибо оне отнимают много важности и силы и в самых лучших распространениях; 2) идеи должно хорошие полагать напереди (ежели натуральный порядок к тому допустит), которые получше, те в середине, а самые лучшие на конце так, чтобы сила и важность распространения вначале была уже чувствительна, а после того отчасу возрастала».

М.В. Ломоносов подчеркивает, что эмоциональное воздействие на слушателя может оказаться сильнее просто безупречных логических построений: «… что пособит ритору, хотя он свое мнение и основательно докажет, ежели не употребит способов к возбуждению страстей на свою сторону?..

А чтобы сие с добрым успехом производить в дело, то надлежит обстоятельно знать нравы человеческие… от каких представлений и идей каждая страсть возбуждается, и изведать чрез нравоучение всю глубину сердец человеческих…»

Также, чтобы успешно воздействовать на слушателя, необходимо учитывать различные факторы: пол, возраст, воспитание и др. «При всех сих надлежит наблюдать время, место и обстоятельства. Итак, разумный ритор при возбуждении страстей должен поступать как искусный боец: умечать в то место, где не прикрыто».

Произнося слово, надо сообразовываться с темой выступления, подчеркивает Ломоносов. В соответствии с содержанием лекции необходимо модулировать голос, повышая или понижая его так, чтобы «радостную материю веселым, печальную плачевным, просительную умильным, высокую великолепным и гордым, сердитую произносить гневным тоном…»

Вторая часть называется «Украшение», и посвящена она разнообразным тропам и другим средствам языковой выразительности, которые способствуют «чистоте штиля» (стиля), «течению слова» и «великолепию и силе оного».

«Риторические слова те называются, которые саму предложенную вещь точно и подлинно не значат, но перенесены от других вещей, которые со знаменуемою некоторое сходство или принадлежность имеют, однако притом большую силу подают в знаменовании, нежели сами свойственные слова, н. п.: о неспокойных ветрах лучше сказать, что они бунтуют, нежели тянут или веют, хотя глагол бунтуют не до ветров, но до людей надлежит. Сим образом перемененные слова называются с греческого языка тропы, то есть отвращения».

Тропы, а также пословицы, поговорки, крылатые выражения, отрывки из известных сочинений – все это способствует украшению речи, но употребляться должно в меру.

Третья часть Риторики – «О расположении». Расположение «есть изобретенных идей соединение в пристойный порядок». Главные правила, которых следует придерживаться, автор сформулировал так.

  1. Предложенную тему «должно изъяснить довольно, ежели она того требует, и чему служат распространения из мест риторических».
  2. Тему нужно доказать доводами, которые располагаются таким образом, «чтобы сильные были напереди, которые послабее, те в середине, а самые сильные на конце».
  3. К доказательствам присовокупить возбуждение или утоление страсти, какой материя требует.

Расположению Ломоносов посвящает шесть глав. Как свидетельствовали современники М.В. Ломоносова, он особенно гордился главой, где раскрывалось понятие хрии. «Хрия есть слово, которое изъясняет и доказывает краткую нравоучительную речь или действие какого великого человека и посему разделяется на действительную, словесную и смешанную». Хрия состоит из «восьми частей, которые суть: 1) приступ; 2) парафразис; 3) причина; 4) противное; 5) подобие; 6) пример; 7) свидетельство; 8) заключение».

  • Приступ: здесь обязательно содержалась похвала человеку или делу, о котором собирался говорить оратор.
  • Парафразис: приступ, только более подробно.
  • Причина: в этой части содержатся доказательства.
  • Противное: опровержение предполагаемых возражений и контраргументов оппонентов.
  • Подобие: примеры и сравнения, подтверждающие аргументы оратора.
  • Пример: аргументы, доказательства из истории.
  • Свидетельство: опора на авторитеты древних мыслителей, чьи суждения совпадают с мыслью оратора.
  • Заключение: подведение итогов сказанному, нравственный вывод из речи оратора.

В итоге речь становится завершенным, логически стройным и аргументированным рассуждением. Не правда ли, напоминает критерии сочинения-рассуждения в ЕГЭ?

Итак, подводя итог, акцентируем внимание на значение Риторики М.В. Ломоносова для современного русского языка. Эта работа была проделана ученым с целью нормирования русской речи. Это первый учебник риторики, написанный на русском, а не церковнославянском языке или латыни, а значит, более доступный для понимания и адресованный широкому читателю. Наконец, именно эта работа натолкнула М.В. Ломоносова на мысль о необходимости очищения языка. Все это очень естественно подводило к написанию русской грамматики с целью упорядочивания и нормирования уже не речи, но языка, а также к судьбоносному для развития стилистики русского языка шагу – созданию «теории трех штилей».